Шрифтовые обозначения 77 страница  

Шрифтовые обозначения 77 страница

Отдельный вопрос касается того, при помощи каких методов можно установить, какие понятия действительно близки (далеки) в пространстве С. с. данного «ядра» знаний (фрейма). Сама задача требует построения метрики пространства семантической памяти. В основе математических методов (факторный анализ и многомерное шкалирование), используемых для этих целей, лежит формирование матриц сходств понятий. Испытуемые (эксперты) на основании своих интуитивных правил оценивают попарное сходство между исходными объектами.

В итоге становится возможным ввести некоторую метрику, количественно описывающую близость исходных объектов в многомерном пространстве семантической памяти. В этом пространстве объекты будут представлены точками, расстояния между которыми определяются в соответствии со степенью их близости в памяти испытуемых.

В вышеприведенном примере не явным образом считалось, что все исходные высказывания имеют в процессе решения задачи одинаковые приоритеты. Вследствие этого все 3 цепи логического вывода (умозаключения) имели одинаковую вероятность построения. Более того, на основе имеющихся фактов с равной вероятностью можно начинать строить вывод, исходя не из факта A, а из фактов B, B -> D или к.-л. др. В результате предположения равной вероятности взаимных связей между фактами в ходе построения логического вывода возникает огромный перебор вариантов, причем с ростом длины вывода время перебора растет лавинообразно. Для уменьшения этой опасности (а полностью избежать ее невозможно) необходимо использовать системы приоритетов, указывающие разные вероятности связей между разными фактами или, др. словами, разные вероятности ссылок.

При этом приоритеты ссылок, естественно, зависят от параметров, описывающих контекст. К числу таких параметров относятся различные условия, которые должны быть проверены до принятия решения. В примере на рис. 9 типичной записью в узле B м. б.: «при условии a максимальный приоритет имеется у ссылки B -> D,при условии b максимальный приоритет у ссылки B -> G». В качестве условия могут выступать различные атрибуты объекта, напр. значения физических параметров, временные значения, полученная к текущему моменту информация о состоянии др. узлов (объектов) и т. д.

Структуре С. с. внутренне присуще свойство постоянной реорганизации. Действительно, в зависимости от ситуации список атрибутов каждого узла памяти должен меняться, кроме того, должны меняться приоритеты атрибутов. В одних условиях мы опираемся на одни свойства объектов, в др. — на другие — и на этом эффекте основано разнообразие мыслительной деятельности человека. (В. М. Кроль.)

СЕМАНТИЧЕСКИЙ ДИФФЕРЕНЦИАЛ— см. Метод семантического дифференциала.

СЕМАНТИЧЕСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК(англ. semantic triangle) — схематическое изображение для представления о том, что у каждого знака есть, по крайней мере, 2 типа значений (денотативное и сигнификативное). Вершины С. т. образуют сам знак (или его внешняя форма) и 2 его значения. С этим представлением связана также мысль о том, что у всех знаков есть, по меньшей мере, 2 семантические функции: номинативная (идентифицирующая) и сигнификативная. Термины, обозначающие типы «значений», образуют весьма пестрый ряд: Пирс различает «объект» и «интерпретанту» знака; Фреге — «значение» и «смысл» имени; Моррис и Черч — «денотат» и «десигнат»; Огден и Ричардс — «референт» и «мысль о нем»; Выготский (говоря о слове как знаке) — «предметную отнесенность» и «значение». Почти син. семантическая триада. См. Семантика, Семиотика.(Б. М.)



СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ —см. Семантика.

СЕМАСИОЛОГИЯ —см. Семантика.

СЕМЕЙНАЯ ТЕРАПИЯ(или психотерапия) (англ. family therapy)—модификация отношений между членами семьи как системы с помощью психотерапевтических и психокоррекционных методов и с целью преодоления негативной психологической симптоматики и повышения функциональности семейной системы. В С. т. психологические симптомы и проблемы рассматриваются как результат неоптимальных, дисфункциональных взаимодействий членов семьи, а не как атрибуты к.-л. члена семьи («идентифицируемого пациента»). Как правило, С. т. реализует не интра-, но интерперсональный подход к решению проблем; задача состоит в том, чтобы изменить с помощью соответствующих интервенций семейную систему в целом.

Современная С. т. представлена множеством теорий среднего уровня, в числе которых следует указать теорию коммуникаций Г. Бейтсона, структурную С. т. С. Менухина, теорию объектных связей Дж. Фрамо, гуманистическую С. т. К. Роджерса и В. Сатир, системную С. т. М. Палацоли, Ж. Ф. Чекина, Г. Прата и Л. Босколо, позитивную С. т. Н. Пезешкиана, семейную онтотерапию А. Менегетти и др. В рамках этих теорий создан широкий спектр оригинальных понятий («замкнутая патология», «смешение», «псевдообщность», «двойная связь», «двойное послание», «метакоммуникация» и т. д.) и методов («подключение», «круговое интервью», «психологическая скульптура семьи», «позитивное определение симптомов» и т. д.). Рассмотрим основные теоретические ориентации в области С. т.

Семейная поведенческая терапия.Существо этого подхода в идее взаимозависимости поведения индивидов: во всяком взаимодействии каждый из его участников добивается максимизации «вознаграждений» и минимизации «издержек». Вознаграждения определяются как получаемые удовольствия, а издержки — как затраты времени и сил. Супружеские разногласия описываются как функция низкой нормы позитивного взаимоподкрепления. Сравнение конфликтных и неконфликтных супружеских пар обнаруживает более низкий уровень подкреплений и более высокий уровень наказаний в конфликтующих семьях. Основная стратегия С. т. — увеличение во взаимодействии позитивного, награждающего поведения и уменьшение негативного, наказывающего поведения. Объектом коррекции выступает коммуникативное поведение супругов и родителей. Изменения поведенческих образцов взаимодействия в неблагополучных семьях предполагает след. направления коррекционной и обучающей работы: 1) обучение прямому выражению ожиданий, желаний, неудовлетворенностей; 2) обучение специфичному и операциональному выражению желаний и намерений; 3) обучение общению в позитивной, подкрепляющей, конструктивной манере как в вербальном, так и в невербальном плане; 4) обучение усилению чувств взаимности и адекватной коммуникативной обратной связи; 5) обучение супругов заключению различных контрактов на взаимной и односторонней основе; 6) обучение достижению компромисса и консенсуса в семье. Данные направления коррекции м. б. реализованы как в контексте индивидуального консультирования, так и в ситуациях групповой работы. Модель поведенческой С. т. описывается след. стадиями: цель; альтернативные пути достижения цели; программа пошагового движения к цели; практическое осуществление данной программы. Широко используются ролевая игра, видеотренинг, разного рода домашние задания для переноса приобретенных умений в реальные ситуации в семье.

Основной недостаток подхода — игнорирование экзистенциальных проблем, которые нельзя свести к чисто поведенческим затруднениям. Т. к. проблемы, с которыми сталкивается терапевт, являются многомерными (они проявляются в поведении, в когнитивной и эмоциональной сферах), поведенческая С. т. тендирует к обогащению своего арсенала методами когнитивной психологии.

Психоаналитическая С. т.Психоанализ до сих пор — самый распространенный теоретический подход в С. т., его представления популярны среди психиатров и социальных работников. Однако среди самих психоаналитиков не существует единого мнения по поводу того, следует ли считать психоаналитика семейным психотерапевтом. Это обстоятельство объясняется тем, что классический психоанализ ориентирован на изучение и лечение отдельного индивида. Ортодоксальную психоаналитическую позицию по данному вопросу можно охарактеризовать след. образом: семейные нарушения — это симптомы, отражающие индивидуальную психопатологию; люди, обращающиеся к психотерапевту по поводу семейных проблем, имеют глубоко личностные (интраперсональные) конфликты.Поэтому психоанализ выступает как индивидуальное лечение пациента, исключающее прямое воздействие на его внутрисемейные отношения.

И в ряде неопсихоаналитических подходов (напр., эго-психология, теория объектных отношений и др.) проблемы супружеских отношений так же определяются, как проявления внутриличностных конфликтов в контексте межличностных отношений. Внутренний конфликт рассматривается как результат событий, произошедших в раннем детстве. Общими для теорий с психоаналитической ориентацией (психодинамический подход, теория объектных отношений, трансактный анализ) являются след. положения: причиной семейных конфликтов является ранний негативный жизненный опыт; детерминанты неэффективных способов находятся в сфере бессознательного; терапия должна быть направлена на осознание членами семьи вытесненных в бессознательное переживаний, определяющих их поведение и ответственных за возникновение конфликтов. В неопсихоаналитических подходах значительную роль играют интерперсональные отношения как причины семейных конфликтов. Начинают применяться техники, направленные на работу со всей семьей. Терапевт занимает более активную позицию, не только интерпретируя бессознательные переживания членов семьи, но и директивно вмешиваясь в семейные взаимодействия.

Миланский системный подход к С. т. Сложился в 1970-е гг. на основе психоанализа, общей теории систем, работ школы Пало-Альто. Основные положения: семья — саморегулирующаяся и постоянно развивающаяся система; любое действие человека есть форма коммуникации; поведение организовано в виде паттернов взаимодействий, циркулярных по своей природе; невербальные аспекты коммуникации более важны, нежели ее содержание; члены семьи — элементы единой системы взаимодействий, поведение любого из них влияет на поведение всех др., но не является причиной этого поведения; основной регулятор взаимодействий — правила семьи; терапевт в своей работе с семьей придерживается нейтральной позиции, недирективен и адресуется к поведенческим паттернам, а не к членам семьи как личностям. Его задача — освободить семью от патогенных паттернов взаимодействия, дать ей возможность развиваться, не испытывая симптомов. В этом смысле не существует никакого фиксированного нормативного образа семьи. Адаптивные возможности семьи связаны с ее способностью изменяться. Патологические семьи характеризуются т. н. «семейными играми» (стремлениями каждого члена семьи определить отношения с др. в своих собственных терминах, отрицая при этом, что он это делает), которые основаны на ошибочном убеждении, что существует возможность одностороннего контроля над межличностными отношениями. В действительности главное правило игры состоит в том, что выиграть не может никто и никогда, т. к. нельзя контролировать систему циркулярных взаимоотношений. Психотическое поведение — логическое следствие семейной игры. Тем самым любые нарушения психики рассматриваются как нарушения социальных взаимодействий. Терапевтическая работа складывается из отдельных сеансов: предсеанс (обсуждение предварительной информации о семье командой психотерапевтов, выработка исходной гипотезы о функционировании семьи); интервью (получение основной информации о семье, проверка исходной гипотезы); перерыв в приеме (командное обсуждение хода работы, выработка системной гипотезы); интервенция (предъявление терапевтом позитивной констатации, или парадоксального предписания, или ритуализированного поведения семье); пост-прием (командное обсуждение реакции семьи на интервенцию, формулирование общих итогов приема). Командная работа (постоянное супервизорство) — краеугольный камень системной С. т. Здесь реализуются такие принципы терапии, как выдвижение гипотез, цикличность и нейтральность в работе с семьей.

Последний принцип особенно важен, т. к. традиционно считается, что патологическая семья должна измениться (сама себя изменить). На самом деле эта ошибочная т. зр. блокирует возможность подлинных перемен, которые происходят лишь тогда, когда семье предоставляется реальная свобода (в т. ч. и свобода не меняться). Цель системной С. т. помочь семье как системе освободить своих членов от симптомов, взаимозависимостей и защит. Лишь освободившись от системы патологических коммуникаций, человек может решить свои проблемы и обрести подлинную индивидуальность.

Теория «диалога» в приложении к С. т.Фундаментальным понятием данного подхода является понятие диалога (М. М. Бахтин).Диалог — характеристика и базовое условие развития сознания и самосознания человека — многоголосие личностных манифестов и самоопределений окружающих людей. Всякое поведение — реплика в глобальном диалоге. Любое общение диалогично. Степень диалогичности определяется преодолением различных форм сопротивления и защиты, характерных для монологического (закрытого, ролевого, конвенционального, манипулятивного) поведения. Ситуация консультирования — разновидность диалога, в котором активность терапевта задается его позицией эстетической вненаходимости: внутренний мир клиента выступает как отображаемый и понимаемый предмет, но не как поле деятельности и объект анализирования; терапевт обращается к различным аспектам внутреннего мира клиента. Понимание предполагает общение с клиентом, как со свободным человеком, обладающим диалогической интенцией, предполагает встречную активность клиента. Затруднения клиента при вступлении в диалог ставят перед терапевтом задачу провокации его диалогической интенции. Общим решением в данном случае является «принцип молчания»: дефицит значимых реакций терапевта в диалоге с клиентом. Диалогическая позиция терапевта реализуется в след. формах: постулат ответственности (идея свободы и ответственности человека за происходящее и за собственное состояние); ориентация на смысл (постановка перед клиентом задачи на смысл консультирования с последующим переосмыслением им жизненных ситуаций и задач); принципиальная открытость (возможность для клиента в любой момент вновь обратиться к консультанту, перейти к др. методам или к др. специалистам); допустимость совета (как средства установления контакта с клиентом, актуализации в его сознании определенных содержаний, индикации игнорируемых аспектов собственных проблем).

Православная традиция в построении С. т.Бог — источник духовной энергии человека. Образ Божий в человеке — ядро и сущность личности, он принципиально неуничтожим и неисчерпаем, внутреннее приближение к нему делает самого человека все более уникальным. В основе всякого брака, который строится на правильных (духовных) основаниях, лежит встреча (знакомство как откровение и любовь). В семье существуют способы и механизмы постоянного обновления переживания встречи (индивидуальная и общецерковная молитва, участие в литургической жизни Церкви), являющиеся одновременно источником духовной энергийности и обновления межличностных отношений в семье. Эти отношения рассматриваются как архетипические и иерархичные (лишенные полноты откровения, но преисполненные любви). Семья укоренена в роде. Главным материализующим началом семьи является дом как телесно-душевно-духовное пространство. Созидается и держится дом постоянным предстательством хотя бы одного члена семьи перед Богом. Различные атрибуты дома (от крыши до подвала) имеют в православной традиции особые смысловые значения и нагрузки. Дом как материально-духовная совокупность данных атрибутов — есть потребность и цель каждого человека. Путь конкретной семьи определяется ее судьбой (помыслом Божьим) и совокупным и свободным произволением всех ее членов.

Основные формы обученияв области С. т.: традиционная (лекции, семинары, изучение литературы); совместная (практическая работа под руководством учителя-супервизора); групповая (различные тренинги). Последняя является наиболее эффективной формой подготовки психологов-практиков. Тренинговая программа обучения решает 4 основные задачи: информирует уч-ся, демонстрирует ситуации и техники, отрабатывает психотерапевтические установки и умения, обеспечивает условия процесса самоисследования и личностного роста уч-ся. Эффективный тренинг предполагает, что ведущий сплачивает группу уч-ся, пополняет их самоценность, является аутентичным и конгруэнтным, активным и эмпатичным, позитивным. Постоянная проработка и осознание собственных проблем терапевтом — необходимое условие эффективной С. т. Важная особенность таких программ — командная работа ведущих. Основные навыки терапевта: умение устанавливать и поддерживать контакт с клиентом; умение анализировать состояния клиента и его семейной системы; умение оказывать эффективные директивные и индирективные воздействия на клиента и его семью. (А. Б. Орлов.)

СЕМИОСФЕРА(англ. semiosphere) — обобщенное наименование знаковых систем (Лотман Ю. М., 1984). В это понятие можно включить и сферу знаний,выраженных и существующих на разных языках.Син. когитосфера.

Поиски путей сжатия, схематизации, «оформления знаний в свою аббревиатуру» (Гегель) сопутствуют истории образования и науки. С. — один из возможных образов такого сжатия, напоминающий globus intellectualis Бэкона и Лейбница.Однако в С. число измерений равно числу мыслимых и немыслимых языков,дополненное неопределимым веером значений и смыслов.Поэтому С. в целом можно сравнить со Вселенной, Космосом. Лучшего образа в культуре пока нет. Он лучше, чем унылые образы банка данных, базы знаний, бытующих в компьютерной науке и технике.

Космогоническая (именно космогоническая, а не космологическая, т. к. представлениям о С. до «логии» далековато) метафора интуитивно приемлема. В своем воображении, представлении, знании человек вышел в Космос задолго до полета Гагарина.

С. сложнее расширяющейся Вселенной. Зато она делает ее обозримой, а стало быть, и доступной пониманию. Обозримость достигается за счет пульсаций С., которая способна сжиматься и расширяться, вновь становиться необозримой. Ее кажущаяся, а порой и неслыханная простота и целостность сменяется новой неправдоподобной раздробленностью и сложностью. В С. есть свои «прибитые к сфере» (образ Данте) или блуждающие звезды, гиганты, карлики, скопления, галактики, туманности, пустоты, черные дыры, самопроявляющиеся вспышки (озарения) новых и сверхновых знаний, долго идущий (или медленно доходящий) свет старых. Есть свои молекулы, атомы — понятия,имеющие планетарное строение, втягивающие в свою орбиту др. понятия и сами движущиеся по «чужим» орбитам; свои «элементарные» частицы (образы, метафоры), пронизывающие С. со скоростью мысли, способные трансформироваться в любые др. частицы. Есть ассоциативные поля с сильными, слабыми и сверхслабыми взаимодействиями, есть свои фазовые переходы. В ней живут свои демоны и гомункулусы, имитирующие свободу воли.С. — это незавершенный мир с полным набором координат, бескрайним пространством, бесконечным временем, точнее, с богатым набором времен (физическим, историческим, психологическим, личным-автобиографическим...) и с разными представлениями о бесконечности (актуальная, потенциальная...).

Пространство и время С. обладают еще более странными свойствами по сравнению с пространством и временем Космоса. Пространство не только искривляется, но и субъективируется, «овременяется», более того, меняется на время, трансформируется в него. Время, в свою очередь, трансформируется в пространство, становится действующим лицом, останавливается, течет вспять, «выходит из колеи своей», и из него можно выпасть. Его мерой становятся мысли и действия.В одной временной точке собираются прошлое, настоящее, будущее. Материя в С. исчезает, а пространство и время приобретают вполне ощутимые физические свойства. Напр., пространство оказывается душным, затхлым, небо кажется с овчинку, время — тяжелым, давящим, невыносимым, оно может мчаться, останавливаться, теряться в пространстве и т. п. Словом, в С. есть многое, что не снилось современной физике и астрономии. Не будем спешить строить модель сферы человеческого знания. Гуманитариям далеко до А. Эйнштейна, который «простенькой» формулой, состоящей из 4 символов, описал половину Вселенной. Это превосходный пример ее концептуального сжатия. Есть пример поэтического или эмоционального сжатия Мирозданья (Б. Пастернак): Мирозданье — лишь страсти разряды, / Человеческим сердцем накопленной.

Это если и не вся 2-я половина, то иной взгляд на Вселенную, ее одушевление. Такой взгляд можно назвать «аффективной феноменологией» (Р. Барт), которая отличается от строгого, иерархически и структурно организованного, истинного знания, добываемого hard scientists (термин «твердые» или «тяжелые ученые» относится к специалистам точных и естественных наук). Идея концептуального ли, эмоционального ли, а скорее, человеческого сжатия, свертывания мира — идея очень давняя. Н. Кузанский (1401-1464) писал: «Как сила человека человеческим образом способна прийти ко всему, так все в мире приходит к нему и стремление этой чудесной силы охватить весь мир есть не что иное, как свертывание в ней человеческим образом вселенского целого». (В. П. Зинченко.)

СЕМИОТИКА(от греч. sema — знак) — наука о знаках изнаковых системах. Она распадается на 3 основные отрасли: а) семантику,исследующую соотношение знака и обозначенного (обозначаемого); б) синтаксис,изучающий закономерности сочетания знаков в сообщении; в) прагматику,исследующую закономерности употребления знаков в конкретной ситуации общения. Существует расширенное и более узкое понимание знака и, соответственно, С. При расширенном пониманиив предмет С. включают все физические явления, выступающие длячеловека как заместители др. явлений: дым как знак пожара, гром как знак надвигающейся грозы и т. п. (обычно называемые в С. не знаками, а признаками). Более узкимявляется понимание С. как науки только о таких «физических» явлениях, которые специально используются для передачи информации в процессах биологической и социальной коммуникации. Тогда предмет С. охватывает, напр., сигналы животных, изучаемые т. н. зоосемиотикой.Наконец, возможно еще более узкое пониманиеС. только как науки о собственно знаках («человеческих» знаках), обладающих не только объективной функцией, но и содержанием, доступным сознательной интерпретации (такую т. зр. разделял, напр., Л. С. Выготский,проводивший различие между сигнализацией и сигнификацией. — Ред.). Если сохранить термин «знак» только за этим классом явлений, то на более элементарных уровнях можно говорить соответственно о сигналахи признаках (индексах, симптомах).

Знаки (в самом узком смысле) всегда образуют систему, хотя возможно и случайное употребление неспецифических средств в знаковой функции. Различают первичныезнаковые системы, в которых знак представляет единство общения и обобщения и которые являются условием существования и формой выражения сознания (напр., язык), и вторичныезнаковые системы, возникающие на базе первичных и невозможные без них. Большинство из них при восприятии сообщений переводится в исходную форму первичную (напр., азбука Морзе), др. непереводимы, но невозможны без первичных (напр., системы обозначений географической карты).

С. как наука о средствах общения и др. специализированных средствах, опосредствующих человеческую деятельность,тесно смыкается с психологией, особенно с психологией общения.

СЕМИОТИКА КУЛЬТУРЫ(англ. cultural semiotics)— раздел семиотики,изучающий закономерности движения и преобразования текстовых и знаковых форм в сообществах, в которых они порождаются и живут. К числу наиболее развитых и емких форм, отражающих особенности С. к., относится схема, предложенная Г. Сонессон (Швеция) и развивающая идеи Тартуской школы (см. рис. 10). В рамках этой схемы мы видим порождение норм и канонов, накопление текстов и их модификацию.

Рис. 10

В принципе схема м. б. успешно применена при анализе различных текстов, порождаемых в культуре,включая научные (гипотезы, модели, теории),паранаучные (такие, как гадания), мифологические, пропагандистские и художественные. (Б. Н. Еникеев.)

СЕНЗИТИВНЫЕ ПЕРИОДЫ(от лат. sensus — чувство, ощущение) — периоды онтогенетического развития, в которые развивающийся организм бывает особенно чувствителен к определенного рода влияниям окружающей действительности. Так, напр., экспериментальными исследованиями показано, что в возрасте ок. 5 лет дети особенно чувствительны к развитию фонематического слуха,а по прошествии этого периода эта чувствительность несколько падает. С. п. — это периоды оптимальных сроков развития определенных сторон психики (процессов и свойств). Чрезмерно раннее начало обучения ч.-л. может неблагоприятно сказаться на психическом развитии, точно так же и очень позднее начало обучения может оказаться малоэффективным. С. п. не следует смешивать с критическими (переломными) периодами развития (см. Кризисы возрастные).См. также Запечатление, Развитие психики.

СЕНСОМОТОРИКА(от лат. sensus — чувство, ощущение + motor — двигатель) — область изучения взаимодействия сенсорных и моторных (двигательных) компонентов психической деятельности. На основании сенсомоторной информации, поступающей от анализаторов,осуществляется запуск, регуляция, контроль и коррекция движений.Вместе с тем сам процесс выполнения движений связан с уточнением, изменением и возникновением новой сенсорной информации. Т. о., координация сенсорных и моторных компонентов двигательного акта, с одной стороны, придает ему целесообразно-приспособительный характер, с др. — является важнейшим условием функционирования сенсорных систем и, в конечном счете, формирования адекватного образа. Общей структурной схемой организаций сенсомоторных процессов является рефлекторное кольцо (см. Функциональная система, Реафферентации принцип).

СЕНСОМОТОРНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ(англ. sensorimotor intelligence) — согласно взглядам Ж. Пиаже,1-й уровень развития человеческого интеллекта,формирующийся в период до интенсивного овладения речью (0-2 г.) на основе координации восприятия и движения;этот период часто называют «стадией С. и.».

Пиаже наметил 6 стадий (подстадий) развития С. и., позволяющие проследить момент возникновения интеллектуального поведения: 1) упражнение рефлексов (0-1 мес); 2) первые навыки и первичные циркулярные (круговые) реакции (с 1 до 4-6 мес); 3) координация зрения и хватания, вторичные круговые реакции; впервые намечается дифференцировка цели (изменение во внешнем окружении) и средств для ее достижения (собственное действие): это нач. возникновения собственно интеллекта (от 4-6 до 8-9 мес); 4) стадия «практического» интеллекта — цель заранее указана ребенку, а средства, выступающие в качестве орудия для ее достижения, заимствуются из прошлого опыта (так, ребенок может взять руку взрослого и двигать ее в направлении интересующего предмета или, схватив палку, достать ею отдаленную игрушку) (8-11 мес); 5) третичные круговые реакции и поиск новых средств для достижения цели, которые ребенок находит посредством внешних материальных проб. Ребенка не удовлетворяет простое воспроизведение движений, которые привели к интересному результату; поэтому он их намеренно изменяет, чтобы изучить результаты этих изменений; так открываются новые средства для достижения цели (с 11-12 до 18 мес); 6) новые средства решения задачи ребенок может найти путем интериоризированных комбинаций схем действия, которые ведут к внезапному озарению, или инсайту (18-24 мес).

Т. о., один из критериев интеллекта, согласно Пиаже, — дифференцировка ребенком цели и средств для ее достижения. Пиаже считает поэтому, что инсайт как существенный признак интеллекта (В. Кёлер, К. Бюлер)очень узок, а признак проб и выдвигаемых ребенком гипотез в отношении новых условий действия (Э. Клапаред) — слишком широк.

По своей структуре С. и. представляет собой систему последовательно связанных схем действия субъекта, которая приводит к определенной логике действия. Благодаря С. и. у ребенка возникает представление о постоянном(стабильном, устойчивом) существовании объекта(object permanence),а также первичные представления об объективном пространстве, времени, причинности; ребенок начинает рассматривать себя в качестве объекта среди др. в мире, который существует объективно.

Для перехода от С. и. к мышлению в собственном смысле слова необходима интериоризация схем действия в подвижные, обратимые умственные действия (группировка операций) и межиндивидуальная координация этих операций, обеспечивающая реципрокность точек зрения и соответствие между элементами операции и их результатом (см. Операции интеллектуальные).


3687560867937033.html
3687637200413891.html
    PR.RU™