Жить или умереть?  

Жить или умереть?

Надежда.

Две полоски. Последняя надежда ушла. Теперь уж сомнений не было - она беременна.

Надя обречено опустилась на край ванны. Ей хотелось одного - перестать существовать.

Всего одна ночь, и теперь это!

- Что же мне делать? - прошептала девушка. Она и сама не знала, от кого ждет ответа, к кому обращается. И даже не знала, какой ответ хочет услышать. - Почему? Почему все случилось именно сейчас?

Надя почувствовала, как по щекам покатились слезы.

- Я не хочу убивать этого ребенка. Но и родить не могу. Это означало бы отказаться от всего

Девушка была в отчаянии. Впервые за свои шестнадцать лет она по-настоящему ощутила на себе весь груз ответственности. - Я не могу оказаться от своего будущего. Оно того не стоит!-

После окончания школы Надя собиралась ехать в Москву, поступать в Щукинское. У нее была реальная возможность исполнить свою мечту - стать актрисой. Врожденная артистичность, хорошая память, а также замолвленное словечко маминого знакомого решили бы все проблемы.

И именно сейчас она забеременела. Всего одна ночь и даже не по любви.

На дне рождения подруги Надя сильно перепила и поэтому даже не помнила, как все произошло. Они с ним даже больше не виделись. Этот ребенок не был нужен ни ей, ни ему.

- Почему? - девушка заплакала навзрыд. - Господи, почему ты допустил такое! Я не хочу убивать этого ребенка! Почему ты не предотвратил этого

Надя не была набожной, никогда не ходила в церковь, но где-то в глубине души она знала, что Бог есть. Почему же Он допустил, чтобы она забеременела? Ведь многие не предохраняются и не залетают, а она - с первого раза. Это не справедливо!

- Что мне делать? - с тоской прошептала девушка.

Ее взгляд остановился на тесте. Как странно и страшно - это маленькая бумажная полосочка решает ее судьбу.

- Я не могу оставить его. Не могу! - закричала Надя, обращаясь к тому самому Богу, который все допустил.

- Я не могу ломать свою жизнь из-за одной ошибки! Мне всего шестнадцать лет! Какое будущее меня ждет, если я рожу ребенка? У меня даже нет еще образования! На что мы будем жить? Кем я смогу стать? Я даже не смогу его обеспечить! -

Надя сама не понимала, кого пытается убедить в своей правоте.

- Пока это еще не ребенок. Он еще ничего не чувствует, ничего не понимает. Это только зародыш, - в памяти всплывали обрывки информации о внутриутробном развитии ребенка. - У него даже еще не сформировался мозг. Это не будет убийством. -

Разум соглашался с тем, что говорила девушка, но где-то в глубине души она прекрасно понимала, что внутри ее уже зародилась жизнь. И неважно, сколько ей: день, неделя или месяц. Прерывание беременности все равно будет убийством.



Наде было очень страшно. Шло противоборство ее рационализма и нравственных устоев.

- Мне нужно погулять, - решила девушка. - Сейчас я просто не способна думать. Мое решение повлияет не только на мою жизнь, поэтому нужно его принять обдуманно

Вот уже больше трех часов Надя ходила по городу, пытаясь в ком-то или в чем-то найти решение своей проблемы. Ей не хотелось брать на себя ответственность, хотелось, чтобы такое решение принял кто-то другой, а не она. Раньше от нее никогда не зависела чья-то жизнь.

- Хватит себя обманывать! - наконец, решилась девушка. Она прекрасно понимала, что сделала свой выбор уже тогда, когда только увидела результат теста. - Я не хочу этого ребенка. Я не хочу ломать свою жизнь только из-за того, что в какой-то момент была неосторожной. Я сделаю аборт. -

Надя направилась в сторону дома. Свет в зале горел, – значит, мама уже вернулась с работы.

Надин отец умер еще до ее появления на свет, поэтому мать заменила ей обоих родителей. Она так и не вышла замуж, а отдавала все свои силы, чтобы вырастить дочь. Все эти годы она была самым верным, самым надежным Надиным другом.

Мама мазала йодом сбитые коленки, она же первая узнавала о наивных девичьих грезах.

А что теперь?

Надя прекрасно знала, что мама очень негативно относится к женщинам, сделавшим аборт. Она всегда говорила, что это - убийство. И теперь ее дочь собирается лишить жизни еще не сформировавшееся существо.

Как она сможет после этого смотреть в глаза матери? Сможет ли та ее понять и простить? Поддержит ли? Останутся ли их отношения прежними?

Надя очень не хотела терять ту душевную близость, которая связывала их многие годы и помогала девушке чувствовать себя защищенной. А что будет теперь?

В квартире было необыкновенно тихо для этого времени - мама редко пропускала свой любимый сериал. А сейчас телевизор был выключен.

Надя тихонько прошла в зал. Мама сидела на диване, а на столике лежал Надин тест на беременность.

- Что ты с этим будешь делать? - Женщина выжидающе смотрела на Надю.



Вот и настал момент истины. Но выбор уже был сделан. Назад хода не было.

- Я пойду на аборт. - Тихо, но твердо ответила девушка.

Мама печально улыбнулась.

- Мне давно нужно было тебе рассказать всю правду, но я ждала, когда ты вырастешь, станешь достаточно взрослой, чтобы понять правильно, почему я так поступила. Судя по этому тесту, день уже настал

- Мама, послушай! - Надя хотела попытаться объяснить свои чувства, но мать прервала ее.

- Нет. Послушай ты меня. Когда умер твой отец, мне было очень больно. Единственное, что поддерживало меня - это надежда на ребенка от него. У меня была задержка. Полная надежд я отправилась в больницу. Задержка оказалась из-за воспаления маточных труб. Я не была беременной. Более того - оказалось, что я никогда не смогу иметь детей

- А как же я? Как появилась на свет я? – Надя чувствовала себя так, как будто за этот день рухнул весь ее маленький мирок. А мама продолжала:

- Когда я вышла из больницы, то не хотела жить. Я брела по городу с единственной мыслью: окончить свое никому не нужное существование. И вдруг увидела на скамейке молодую девушку. Она плакала. Что-то побудило меня подойти к ней. Мы познакомились, потом разговорились. Оказалось, что она мусульманка, и ее родители очень ревностно соблюдают традиции. И вот, девочка влюбилась в парня. Он пообещал жениться и увезти ее из семьи. И она поверила ему. Он развлекся и бросил ее на третьем месяце. Если бы родители узнали об этом, то убили бы ее в прямом смысле этого слова. Самым простым было - сделать аборт. Но мужественная девочка решила рожать. Она не знала, что с ней будет дальше, но убить собственного ребенка просто не могла

Надя стояла в состоянии полного шока. Ей, казалось, что это рассказывают про кого-то других, чужих и незнакомых.

- Я верю, что сам Бог нас тогда свел. Я помогла этой девочке, оплатила больницу. До родов она прожила у меня. А потом уехала, а тебя оставила мне. Я не знаю, где она сейчас находиться. Надеюсь, она счастлива. Эта девочка подарила мне жизнь, точнее две жизни: мою и твою

У женщины из глаз потекли слезы, да и Надя почувствовала, как увлажнились ее щеки.

- Мне никогда не забыть твое первое слово, твои первые шаги, твою первую улыбку. Понимаешь, ты подарила мне самую большую радость в жизни. И это случилось только потому, что у твоей матери хватило мужества родить тебя. Пусть и твой ребенок станет для кого-то благословением. Не убивай его. Сейчас многие семьи хотели бы усыновить малыша. Немало женщин готовы отдать все, что угодно за положительный тест на беременность. То, что для тебя стало ошибкой, для кого-то может явиться благословением. Однажды твоя мать сделала свой выбор - она дала тебе жизнь. Теперь твой черед принять решение. И знай, что бы ты ни выбрала - я буду с тобой до конца. Я поддержу тебя. Но также знай: дети - это дар от Бога, они не должны быть проклятием. Это неправильно

Надя бросилась в объятия матери.

- Мамочка, прости меня! Я люблю тебя! Спасибо тебе за все

Две женщины обнялись. Они чувствовали, что становятся еще ближе. Надя понимала, что никогда уже не будет прежней. Детство ушло. Она уже выросла и теперь должна сама отвечать за свои поступки. И она была готова взять на себя ответственность за свою жизнь.

Виктория.

Наконец она могла свободно вздохнуть - проблема разрешилась. Последнее время она не давала покоя ни днем, ни ночью.

Через три месяца Виктория должна была ехать на чемпионат России по плаванию. И, между прочим, у нее были неплохие шансы на победу. А тут это... Это досадное недоразумение могло разрушить все планы, все мечты о будущем. К счастью, все, наконец, закончилось.

Виктория испытывала такой душевный подъем - ничто в мире не могло ее остановить.

Неожиданно внимание девушки привлекла почти новая спортивная сумка, валявшаяся около забора. Возле нее крутилась любопытная ворона, стараясь сунуть голову вовнутрь.

Что-то внутри буквально заставило Вику подойти к сумке. Замок расстегнулся очень легко. Дальше все было похоже на кошмарный сон.

Сначала девушке показалось, что это игрушка. Настолько было нереальным то, что она увидела. Но нет. В сумке лежал мертвый ребенок. Он был слишком маленьким для доношенного, но насколько совершенным и гармоничным было его тельце. Синеватый цвет и легкий пушок на коже подтверждали, что ребенок родился раньше срока. Но, особенно отчетливо, Вика разглядела крошечные пальчики на ручках, сжатых в кулачки.

Маленький беззащитный трупик. Тот, кто так и не увидел жизнь.

- Нет! - Закричала Вика. - Этого не может быть! Это не мой ребенок! он ведь был всего-навсего зародышем! Он еще не был ребенком

Потрясенная женщина не могла оторвать взгляда от маленького тельца. То, что она прятала в глубине подсознания, вырвалось наружу. То, что сегодня выскоблили из нее, не было бесформенным куском мяса. Это был маленький человечек. В сущности, она поступила так же, как и эта мать, вызвавшая у себя преждевременны роды и выбросившая на помойку тело своего собственного ребенка.

Разница была только в одном: по закону то, что сделала эта женщина, будет считаться убийством, а то, что сделала сама Вика, считается правом каждой женщины иметь или не иметь ребенка.

- Я - убийца! - Прошептала Вика, глядя на подбежавшую женщину безумным взглядом. - Я сегодня убила своего ребенка

Женщина в ужасе отшатнулась от нее.

Вот уже более двух часов Вика с отрешенным видом сидела в коридоре в отделении милиции. С трудом, вытянув из девушки, что же все-таки произошло, милиционеры оставили ее в покое. Она могла идти домой, но не хотела.

Стоило Вике закрыть глаза, как снова и снова видела эти крошечные пальчики на маленьких ручках. Они, как будто, тянулись к ней. А потом открывались маленькие глазки на сморщенном личике, и на нее смотрели ярко синие, как и у нее самой, глазки. И смотрели без осуждения, но с такой любовью и доверием, что хотелось кричать от стыда, боли и ненависти к самой себе.

Осознать, что ты убила беззащитное создание, беззаветно доверяющее тебе, зависящее от тебя. Что может быть страшнее!

- Что сидишь, зверюга! - раздался над головой голос молодого милиционера. - Это насколько нужно быть бессердечной, чтобы убить своего ребенка и выкинуть, как мусор. Как таких только земля носит! -

Вика подняла на него пустой взгляд.

- Наверное, я недостойна жить

Она, действительно, так считала. И осуждающий взгляд этого молодого парня только подтверждал то, что она сейчас чувствовала.

Подошедшая молодая женщина в форме потащила милиционера в кабинет.

- Это не она убила ребенка

То есть, как это не она?-

Милиционер был потрясен. Эта женщина с отсутствующим взглядом и явно читаемым на лице чувством вины производила впечатление осужденного. Если не она убила ребенка, то, что же она могла такого сделать? К тому же она сама сказала, что не достойна жить.

- Она сегодня сделала аборт. - Объяснила женщина. - И как раз возвращалась из больницы домой. Представь себе ее чувства, когда она нашла в сумке мертвого ребенка. Ей кажется, что это ее малыш. Поэтому она и считает себя убийцей. Хотя, если честно, я не понимаю, чем отличается убийство уже родившегося ребенка от аборта. Оба они беззащитны и оба хотят жить. Я никогда не понимала, почему Бог дает детей тем, кто их не хочет и не дает тем, кто о них мечтает многие года

Вера.

Вера взяла в руки крошечные голубенькие пинеточки. Они были даже меньше ее ладони. А чепчики... Насколько маленькой будет головка, на которую их наденут.

Вера с любовью рассматривала разложенные на диване детские вещи. Последнее время она часто перебирала их, представляла, каким будет ее малыш. Она видела его вплоть до мельчайших подробностей.

Вот уже восемь лет Вера пыталась стать матерью, но безуспешно. И, наконец, ее мечта сбывается. Женщина погладила уже заметно округлившийся живот.

- Малыш, мы будем очень-очень счастливы. Мы с папой будем тебя очень сильно любить. Мы так долго тебя ждали.

Неожиданно резкая боль пронзила поясницу, а потом разлилась по всему животу.

- Нет. Только не это. - В ужасе прошептала молодая женщина. - Только не снова! Пожалуйста.

Превознемогая боль, Вера добралась до телефона и вызвала скорую. Боль становилась все сильнее и сильнее. Что-то теплое потекло по бедрам.

- Нет! - Закричала Вера, обращаясь к Тому, Кто знает все. Пожалуйста, не забирай его! Неужели я мало заплатила за свой грех

Женщина упала на пол, задыхаясь от рыданий и свернулась калачиком. Она надеялась, что, может быть, это поможет сохранить жизнь ее малышу.

Надя лежала в палате, уставившись в окно. Руки, лежавшие на животе, чувствовали резкие движения малыша. Последнее время он часто брыкался, особенно по ночам, словно специально не давая спать будущей матери. До родов оставались считанные дни. И с каждым днем Надю охватывала все большая тоска. Когда семь месяцев назад девушка приняла решение родить ребенка, все казалось таким простым. Но сейчас, после того, как она выносила его... Этот малыш был частичкой ее самой. Как она может отдать его?! А вдруг приемная семья не полюбит его! Вдруг он будет несчастлив!

Но и оставить малыша Надя тоже не могла. Из-за беременности она и так чуть не завалила выпускные экзамены, а через полтора месяца нужно было уже поступать в Щукинское. Ну и как она могла поехать туда с грудным ребенком? А как учиться? С кем оставлять его? А на что жить?

Надя уже полюбила малыша всем сердцем, хоть он еще и не появился на свет. И отдать его не известно кому, не зная, что ждет его в будущем, она не могла. Как и семь месяцев назад девушка снова была в тупике.

- Что же мне делать? - Надя осторожно нажала на маленькую выпуклость появившуюся на животе, и та сразу же "перебежала" дальше.

- Родной мой, - ласково прошептала девушка, - как же мне поступить?-

В ее размышления ворвался женский крик, прозвучавший рядом с ее палатой.

- Пожалуйста, спасите его! Я не могу его потерять! Только не снова! Сделайте же что-нибудь! Я прошу вас!

Голос постепенно затихал где-то вдали.

- Что случилось?- Спросила Надя у вошедшей в палату медсестры.

- У женщины начался выкидыш. Сейчас ее повезли в операционную. Врач надеется, что все-таки удастся спасти ребенка.

- Дай Бог.- Надя с трепетом дотронулась до живота.

Сейчас ей уже не верилось, что когда-то она хотела избавиться от своего малыша. Эта, еще не появившаяся на свет кроха, была частью ее самой. И Надя представляла, какую боль сейчас испытывает та мать, за жизнь малыша которой сейчас борются врачи.

А на следующий день Надя увидела и саму женщину. Ошибиться было не возможно. У какой женщины, находившейся в родильном отделении, могло быть такое выражение лица? Только у той, кто потеряла самое ценное – своего ребенка.

Женщина стояла у окна и пустым взглядом смотрела через стекло. Мертвенно бледное лицо подчеркивалось черной водолазкой. А на лице было выражение страшной усталости и полного равнодушия к жизни.

При виде большого живота Нади в глазах женщины появилось такое выражение боли и тоски, что стало жутко.

К женщине подошел высокий красивый мужчина, держа в руке женскую кожаную куртку и сумочку.

- Поехали домой. - Мягко попросил он, дотронувшись до плеча женщины. Та резко вырвалась.

- Я никуда с тобой не поеду. Хватит мне тебя мучить. Я никогда не сумею дать тебе ребенка. Пора положить этому конец. Давай разведемся

Мужчина попытался ее успокоить.

- Вера, я понимаю - тебе сейчас нелегко. Поехали домой, а там во всем разберемся

- Я не хочу! - Женщина выхватила из рук мужа куртку и сумку и выбежала на лестницу.

Мужчина бросился за ней. Только на полу остался сиротливо лежать маленький белый листочек, выпавший из сумки женщины. Это была визитка на имя Соколовой Веры Григорьевны. Сама, еще не понимая зачем, Надя сунула ее в карман.

Любовь.

Дрожащими руками Люба набрала номер телефона. В горле стоял комок. Хотелось плакать.

Ей было очень страшно и одиноко. Ну почему в этот тяжелый момент она осталась одна?

Гудки, казалось, длились бесконечно. Наконец, трубку сняли, и до боли знакомый и любимый голос произнес:

- Я слушаю. Это ты, Люба?-

- Я беременна! - Едва шевелящимися губами произнесла девушка. Из глаз снова потекли слезы. - Что мне делать?-

- Успокойся, родная! - Голос Димы был очень напряженным. - Вместе мы совсем справимся. Я никогда не оставлю тебя. Я всегда буду с тобой

От этих нежных слов Любе стало немного легче.

- Я очень боюсь. Мы еще так молоды! Я, наверное, не смогу стать хорошей матерью

Люба действительно так считала. Она еще готовить-то не умела. Да и частенько забывала выгулять собаку - за что ей постоянно влетало от родителей. А тут нужно взять ответственность за ребенка. Как она сумеет его воспитать? Да она сама еще ребенок! Ей всего шестнадцать лет!

На несколько долгих секунд на том конце провода воцарилось молчание, а потом Дима сказал то, о чем, в общем-то, думала и сама Люба.

- Я очень сильно тебя люблю, но, мне кажется, мы не можем оставить этого ребенка. Я очень хотел бы, чтобы у нас был малыш, похожий на тебя, но только не сейчас. Мне еще два года учиться в институте. На что мы будем жить? Мне кажется - так будет лучше всего! Когда-нибудь у нас снова будет ребенок

Люба тихонько всхлипнула. Думать об этом очень легко, и это действительно было бы выходом из проблемы. Но представить себе это... А тем более сделать....

Ведь это же живое существо! А если еще аборт сделают неудачно, и у нее никогда потом не будет детей?

- Ало! Люба, ты в порядке? Что случилось? Почему ты не отвечаешь? - послышался в трубке встревоженный голос, а потом гудки. Их разъединили.

Люба медленно повесила трубку, а потом пошла сама не зная куда. На душе было так тоскливо! Что же делать? К кому обратиться? Кто поможет?

Увидев впереди скамейку, девочка села на нее и разрыдалась.

- За что мне это! - Плача повторяла она. - Как мне поступить? Господи, ну почему все произошло именно так? Помоги мне!-

Как следует, выплакавшись, Люба немного успокоилась, но на душе по-прежнему была эта боль, тоска и безысходность.

Девушка встала и пошла по дорожке. Ей было все равно куда идти. Не хотелось ничего. Просто бы закрыть глаза и раствориться в воздухе.

Какое-то чувство внутри заставило ее посмотреть налево. Там стояло красивое и величественное здание - католический собор.

Люба не очень-то верила в Бога. Да. Он, наверное, где-то существовал, но так далеко от нее. Родители, правда, иногда захаживали в церковь, но православную. Поэтому девушка не могла понять, что влечет ее сюда.

Люба зашла в собор. Там царил такой мир и покой! Длинные ряды скамеек и только несколько человек, сидящих на них.

Что-то тянуло девушку вперед. А потом ее взгляд упал на статую. Этот вид женщины, держащей на руках младенца, заставил Любу остановится в потрясении.

Мария с глубокой нежностью и любовью смотрела на своего сына Иисуса, лежащего на руках. Она держала его у груди и в тоже время как будто отдавала. Она протягивала Его миру.

В голове у Любы отчетливо прозвучали эти слова, как будто кто-то произнес их совсем рядом: "Дети принадлежат не только их родителям. В первую очередь они принадлежат Мне и этому миру. Ты не имеешь право решать судьбу того, кого Я уже дал тебе!"

- Господи! - прошептала девушка, а потом упала на колени и заплакала слезами боли, раскаяния и очищения. Эти слова перевернули весь ее мирок. Никогда за всю свою жизнь Люба не задумывалась, что ее жизнь принадлежит кому-то. Что однажды она была дана своей матери.

Детей не приносят аисты, их не находят в капусте, не покупают в магазине. Из семени может вырасти какое-нибудь растение. Из семени мужчины может вырасти подобное ему существо, ребенок. Но душа не может вырасти из чего-то! Душа дается Богом!

И она дается ни в пять месяцев внутриутробного развития, ни в семь, ни в девять, ни после рождения. Она дается в тот самый момент, когда эта крошечная жизнь только зародилась. В ту же самую секунду.

И не важно, какой был срок - вместе с крошечным или уже почти сформировавшимся зародышем будет выброшена в ведро вместе с сотнями других чья-то драгоценная, неповторимая, прекрасная душа.

Виктория.

Вот уже несколько дней Вика жила, как в аду. Она не могла спать, только со снотворным; ей не хотелось есть, да и жить, в общем-то, тоже.

То, что она сделала, тяжелым грузом лежало на ее сердце. Всякий раз, видя детей, или даже слыша их плач, ей хотелось кричать от нестерпимой боли. Ведь у нее мог быть такой же малыш! Но она сама убила эту только зародившуюся жизнь.

Смогут ли ее простить люди? Сможет ли она сама себя простить?

Вике хотелось с кем-нибудь поговорить. С тем, кто понял бы ее. Она хотела знать, как же теперь жить дальше.

Неожиданно в голову пришло решение: она должна пойти к священнику. Ей необходимо исповедаться.

Неподалеку от Викиного дома был новый католический собор. Туда она и решила пойти. Верующей девушка не была, но ей нужно было выговориться хоть кому-то.

Через десять минут девушка была уже там. Зайдя в комнатку для исповедания, Вика уселась и начала:

- Не знаю, захотите ли Вы меня слушать. Если честно, я не верю в Бога.-

- Тогда почему же Вы здесь?- послышался из решетчатого окна мягкий голос.

- Мне нужно, чтобы меня кто-то выслушал и дал совет.-

- Если бы Вам нужно было только это, то Вы пошли бы к психоаналитику.-

Если вдуматься, он был прав. И Вика это прекрасно понимала. Но она не могла понять, почему же пришла именно сюда. Чтобы ей был прощен ее грех? Но как может простить грех тот, в кого она не верит? Зачем она здесь? Почему для нее быть в этой исповедальне по-настоящему важно? Что знает о ней этот священник, чего не знает она сама?

- Быть может, Вы тогда скажете, почему я здесь. Судя по всему, Вы это знаете!- Вика не могла удержать от сарказма.

- Думаю, что знаю. - Тон священника оставался все таким же участливым.- Что-то причинило тебе очень большую боль. И где-то в глубине души ты понимаешь, что только Бог может помочь тебе, только Он исцелит твою боль!-

Вика почувствовала, как по щекам покатились слезы.

- Скажите, святой отец, а может Бог простить мне убийство моего собственного ребенка?- Вика плакала все сильнее и сильнее. - У меня такое чувство, что мои руки в крови. Несколько дней назад я сделала аборт. Я убила своего еще не рожденного малыша. Я чувствую себя так, как будто сама, собственными руками выскабливала его, отрезая кусочек за кусочком. Сможет ли Святой Бог понять чувства убийцы? Сможет ли Он освободить мое сердце от ненависти к себе самой? Я не достойна жить!-

Викино сердце разрывалось от боли и раскаяния. И ничто не могло заглушить это чувство.

- Бог видит сейчас твое сердце. Он видит твое раскаяние.- В голосе священника слышались любовь и сочувствие. Однажды Он послал на смерть Своего собственного Сына, чтобы сейчас ты смогла обратиться к Нему. Чтобы, осознав грех, ты могла обрести прощение. Иисус умер за тебя, чтобы ты была спасена. Бог очень любит тебя, и он заплатил за тебя очень высокую цену - жизнь Своего Сына. Прими сейчас эту жертву, обратись к Нему. Он очень хочет утешить тебя. И Он слышит тебя сейчас.-

Боль становилась все непереносимее. Перед Викой в одну секунду пронеслась вся ее жизнь. Девушка упала на колени и сквозь рыдания закричала:

- Господи, прости меня за все! Я не могу так больше жить! Я не хочу так больше жить! Мне нужно Твое прощение!

Это был самый счастливый день в Викиной жизни. Действительно, только осужденный может понять, что такое помилование. Сейчас ее сердце было наполнено миром, покоем и уверенностью в будущем.

Неожиданно Викино внимание привлекла молоденькая девушка, сидящая на скамейке. Она вытирала рукавом слезы, которые, не переставая, лились из глаз.

- Ты в порядке? - Спросила Вика и подсела к ней.

- У меня такое чувство, как будто весь мир перевернулся, - тихо произнесла девушка. - Всю свою жизнь я считала, что никому не нужна, что я просто - ошибка, просчет моих родителей. И только сейчас я поняла, что моя собственная жизнь - это дар от Бога. Дар мне и всем людям, которые меня окружают

- И тот, кто сейчас находится во мне, - девушка осторожно погладила свой пока еще плоский живот, - это величайшая ценность, которую доверил мне Бог. -

- Это действительно так, - Вика полу обняла девушку. - К сожалению, я поняла это слишком поздно. Недавно я сделала аборт. Почему для того, чтобы узнать насколько ценна жизнь, нам нужно соприкоснуться со смертью? Почему мы понимаем, что имели самое большое сокровище только тогда, когда лишаемся его?-

Любовь.

Этот разговор с абсолютно незнакомой девушкой показал Любе, что она сделала правильный выбор.

Пока она находилась в соборе, ее душа была охвачена миром и покоем. Но теперь, возвращаясь домой, девушка снова почувствовала страх перед неизвестностью.

Там, сидя в тишине, вдали от всех проблем, было очень легко принять решение, но сейчас....

Люба даже не сомневалась, что родители будут в ярости. Она даже представить себе не могла, чем все закончится.

Уже почти стемнело, но все равно Люба сразу же узнала Дмитрия. Он, опустив голову, сидел на скамейке возле ее подъезда.

Увидев девушку, Дима вскочил и подбежал к ней.

- С тобой все в порядке? Ты ничего с собою не сделала? -

Люба тихо прошептала: "Нет!" и прижалась к нему. Дмитрий обнял девушку.

- Все это время, пока сидел здесь и ждал тебя, я думал, - тихо произнес он. - Давай поженимся и оставим этого ребенка. Я устроюсь на работу. Переведусь на вечернее. Мы все сумеем. Мы будем очень счастливы.-

Люба почувствовала, что плачет.

- Я так тебя люблю! - воскликнула она. - И мы с тобой будем прекрасными родителями нашему малышу.

Вера.

Вера оставила машину напротив речной пристани. Раньше она очень любила здесь бывать. Она могла часами любоваться тем, как пробегают по воде серебристые дорожки ряби и мечтать о будущем.

А теперь... Вера облокотилась о перила.

- Господи, неужели ты так никогда меня и не простишь?- чуть слышно прошептала она.

Много лет назад, когда ей было всего шестнадцать, Вера сделала аборт. Она не могла оставить ребенка - это означало бы разрушить свою жизнь, лишить себя будущего. Как странно, сейчас она готова была отдать все за то, чтобы иметь ребенка. Но уже поздно.

В девятнадцать лет Вера вышла замуж за прекрасного человека, которого любила до сих пор. Через некоторое время она забеременела. Как они были счастливы! Они накупили множество детских вещей и уже начали строить планы. И тут выкидыш. Вера проносила ребенка всего четырнадцать недель.

Она побывала у многих врачей, но это ничего не меняло. За последние восемь лет у нее было шесть выкидышей и все на четырнадцатой недели. Именно тогда много лет назад Вера и сделала аборт. Это действительно была ее кара.

И вот в этот раз Вера до четырех месяцев пролежала в больнице, практически не двигаясь. Беременность протекала просто отлично - никаких отклонений. Они с мужем уже снова стали мечтать. И вот снова...

Когда-то она решила, что ей не нужен ребенок, и вот теперь у нее никогда не будет детей. Это расплата за убийство.

Неожиданно резко прозвучал в тишине звонок сотового телефона. Вера достала его из сумочки. Женский голос произнес:

- Вы меня вряд ли помните, мы виделись неделю назад в больнице.-

- И что Вам нужно? - воспоминания о больнице усиливали боль. Да и Вера не понимала, что это за женщина и зачем она звонит.

- Я очень Вас прошу - приезжайте. Это очень важно. Родильное отделение, пятая палата.-

После этих слов Надя повесила трубку и устало прильнула лбом к холодной стене. Хотелось плакать, но она понимала, что так будет лучше всего и для нее, и для малыша.

Вера приехала через час. За это время Надя попрощалась со своим сыном. Она очень много плакала, рассказывала малышу, как ему будет здорово в новой семье. А у самой сердце обливалось кровью. Единственное, что поддерживало ее - это чувство уверенности, которое было у нее в глубине души: эта женщина станет отличной матерью для ее сынишки.

Вера и сама не понимала, почему приехала. Снова возвращаться в эту больницу было очень больно.

Войдя в палату, Вера увидела стоявшую у окна женщину. Она держала на руках маленького спящего ребенка, а по щекам струились слезы.

- Не знаю даже, с чего начать,- женщина вытерла рукой слезы. - Я знаю, что у Вас был выкидыш. И я видела по вашему лицу, как много для Вас значил этот ребенок... Я видела в Ваших глазах, как много любви и нежности Вы могли ему дать

Вера почувствовала, как увлажнились ее глаза. Этот разговор причинял ей страшную боль, и она сама не понимала, почему продолжает стоять и слушать. А женщина продолжала.

- Когда я узнала, что беременна, то хотела сделать аборт. Этот ребенок очень помешал бы моему будущему. Но к счастью моя мама остановила меня. Она рассказала, что я не родная ей. Она объяснила, как много счастья может принести ребенок той, кто уже потерял надежду родить своего. И тогда я решилась выносить и родить своего малыша. Тогда мне казалось, что после родов я легко смогу отдать его. Но все не так. Я не могу оставить своего ребенка, не зная, что с ним будет дальше, не зная, любят ли его. И, когда неделю назад я увидела Ваши глаза, полные боли, то поняла, что Вы полюбите его. Вы дадите ему все необходимое. Для Вас он будет столь же дорог, как и я для своей матери все эти годы.-

Женщина, плача, протянула ребенка Вере.

- Я прошу Вас, возьмите его. Если он будет с Вами - я смогу жить спокойно.-

Вера, еще не веря своему счастью, протянула дрожащие руки и взяла малыша. А тот открыл глазки, потрясающего небесно-синего цвета.

- Родной мой,- прошептала она, уже не сдерживая слез. -Кровинушка моя! Радость моя! Мой сынок!-

А потом подняла взгляд на плачущую Надю.

- Вы даже представить себе не можете, что Вы сделали для меня. Вместе с этим малышом Вы дали мне жизнь

Надежда.

Надя с грустью смотрела в окно. Вот и сбылись ее мечты - она сумела поступить в Щукинское и даже уже отучилась там полгода. Сейчас она на несколько дней приехала домой.

Надя не жалела, что отдала сына, потому что знала - он будет счастлив, любим, всем обеспечен. Но все равно - она же мать. Ей хотелось только услышать, что с малышом все в порядке. Быть может, увидеть его всего на минутку. Но она уже сделала свой выбор, и было поздно что-либо менять.

Неожиданно раздался звонок в дверь, и Надя пошла открывать. В счастливых мужчине и женщине, стоявших на пороге, девушка с трудом узнала ту пару, которую видела в больнице. Вера и ее муж даже помолодели, а их глаза буквально лучились счастьем. А на руках у Веры был ее сын, ее маленький мальчик.

- Я хотела, чтобы Вы знали, что с ним все в порядке с улыбкой произнесла Вера, протягивая малыша Наде. У него есть все необходимое, и мы очень его любим -

- Этот карапуз сохранил наш брак, - добавил мужчина.- И поверьте, я сделаю все, что в моих силах, чтобы стать ему хорошим отцом.-

- Спасибо!- Надя не могла сдержать слез.- Спасибо, что пришли. Мне было необходимо знать, что с ним все в порядке. По закону я ему уже не мать, но те девять месяцев, что я его носила нельзя забыть!-

- Я понимаю, - Вера полу обняла девушку. - И именно поэтому мы сейчас и пришли. Вместе мы сделаем все возможное, чтобы наш малыш был счастлив

Виктория.

В 102 группу педагогического училища вошла классный руководитель с молодой стройной девушкой.

- У нас сегодня гость, - объявила она студенткам. - Это чемпионка России по плаванию Виктория Семенова. Она хочет затронуть сегодня очень важную для женщин, особенно в наше время тему - аборты

Вика поздоровалась с девушками.

- Что такое аборт для каждой из вас? - спросила она.

Мнения разделились. Кто-то считал, что аборт - это убийство. Кто-то высказался, что зародыш - это еще не человек и поэтому аборт подобен отрезанию пальца. Конечно, больно, но палец-то не живой.

Вика улыбнулась.

- Я раньше считала, что аборт - это личное право каждой женщины решить свою дальнейшую судьбу и то, быть ее ребенку или нет. Можно это назвать и так. Стреляя в людей из автомата, мы тоже решаем их судьбу - жить или умереть. Есть у нас это право или нет, для людей, которых мы убиваем это ничего не меняет - они умирают, убитые нами. Точно также и эти дети. Пятилетний ребенок также принадлежит нам, как и пятимесячный зародыш, но сможем ли мы его убить? Скажите мне, в чем отличие зародыша от уже родившегося ребенка? В том, что мы не видим его? И от этого он становится менее реальным? Почему вы уверены, что зародыш ничего не чувствует? А если это не так? Все вы знаете, что у человека есть душа. А в какой момент она появляется у него? Ее нельзя обнаружить ни одним прибором. Ни один человек с уверенностью не сможет вам сказать, что у зародыша нет души. И если она есть, то ежедневно в больницах убивают тысячи еще не родившихся людей, а не зародышей. И это очень страшно, потому что душа появляется с первой секунды зарождения новой человеческой жизни, а не после родов. И, делая аборт, мы совершаем убийство.

Подумайте об этом и примите решение - жить нашим детям или нет.


3689364244650830.html
3689429326893000.html
    PR.RU™